Бюджет не резиновый, доите бизнесменов!

14.08.2019 08:23
shadow
>

На этой неделе в правительстве Казахстана снова вспоминали, что такое государственно-частное партнерство, и искали оправдания тому, почему оно не работает. Ведь за шесть лет существования такой формы финансирования на концессионной основе более-менее запущены и работают всего 3 проекта. А такими темпами мы светлое будущее построим не скоро.

Отвечая на вопрос, почему бизнес не хочет быть партнером государству в вопросе реализации социально важных и нужных стране проектов, ответственные за развитие ГЧП чиновники не стали ничего выдумывать, а просто свалили все на мировой финансово-экономический кризис, который, по их словам, и распугал всех частных инвесторов. Зато вот теперь все пойдет как по маслу, так как в правительстве разработали специальную стратегию развития отечественного ГЧП.

Партнеров государству нет

Государственно-частное партнерство (при наших подходах) — это такая форма финансирования чего-либо, будь то строительство детского сада, больницы, вокзала, аэропорта, авто- или железной дороги и т.д., когда надо что-то срочно построить, а денег у государства на это нет. Точнее, в нашем случае деньги чаще всего бывают, просто чиновники их не дают, так как прибыли ни больница, ни детский сад не приносят и вложений из бюджета, соответственно, не оправдывают. Тогда государство, чтобы народ не бузил, находит состоятельного бизнесмена, который за свои деньги построит тот или иной социальный объект, а затем получит с него некую прибыль, за счет которой и должен оправдать потраченные деньги.

Один из главных плюсов такой схемы в том, что больницы, сады или дороги по такой схеме будут строиться быстро и качественно. Ведь не надо будет ждать, пока специалисты составят технико-экономическое обоснование, подготовят проектно-сметную документацию, затем республиканская бюджетная комиссия утвердит смету, потом выделит деньги, затем эти деньги поступят на счета администраторов бюджетных программ и так далее. Строить будет частник за свои деньги, которые у него уже есть, и тянуть резину ему нет никакого смысла.

И все бы ничего, да только вот отечественному бизнесу это даром не надо. При нашем-то уровне развития экономики проще деньги положить на депозит, чем вкладывать в строительство социальных объектов, которые еще неизвестно когда окупятся и окупятся ли вообще! Так что за 6 лет существования ГЧП в Казахстане реализовано всего 3 концессионных проекта — об этом во вторник в правительстве и доложил ныне ответственный за внедрение ГЧП министр экономического развития и торговли РК Бахытжан Сагинтаев.

- Это такие объекты, как ЛЭП Северный Казахстан — Актюбинская область, железная дорога Шар — Оскемен, пассажирский терминал аэропорта города Актау, — перечислил достижения последних шести лет внедрения ГЧП Бахытжан Сагинтаев.

На стадии подготовки еще три проекта. Впрочем, когда они будут запущены и будут ли запущены вообще, министр экономического развития умолчал.

С ответом, почему все так плохо, господин Сагинтаев долго не тянул. Причин оказалось две, но первая от чиновников казахстанского правительства никак не зависит. Вторая — да, действительно, недоглядели сами.

- Первое: начало подготовки и реализации проектов ГЧП совпало с мировым финансовым кризисом 2008—2009 годов, что скорректировало планы развития ГЧП в Казахстане, — нашел объяснение неудачам глава Минэкономразвития. — Второе: действующее законодательство сегодня не позволяет применять различные виды контрактов ГЧП, используемые в мировой практике, ограничены сферы применения ГЧП в социальной сфере и ЖКХ, усложнены процедуры подготовки и реализации проектов, что сдерживает привлечение иностранных и отечественных инвестиций в социально значимые секторы экономики.

В общем, Деточкин виноват, но он не виноват.

За все заплатит гражданин

Зато правительство времени зря не теряло и разработало новую концепцию государственно-частного партнерства, в которой предусмотрено 5 вариантов того, как может частный капитал взаимодействовать с обществом. Впрочем, общая суть сводится к одному: государство перекладывает все затраты на частных инвесторов, которые в итоге будут возвращать вложенные деньги за счет потребителей услуг, — другими словами, за счет простого народа, который будет пользоваться услугами социальных объектов и платить за это. Вот как это, со слов министра экономического развития, будет выглядеть на примеры больницы:

- Концессионер обслуживает больничный комплекс, — привел пример Бахытжан Сагинтаев, — оказывает сервисные услуги — например: питание, прачечная — и дополнительные медицинские услуги — к примеру: массаж, рентген-услуги, аптека — и взимает за них плату. Медицинские же услуги оказывает государственная медицинская организация.

Когда глава Минэкономразвития закончил свой доклад, премьер предложил членам кабмина высказать свои мнения. Добровольцев не нашлось, и спикеров пришлось назначать принудительно.

- Я считаю, что по ГЧП, — одним из первых в очереди отвечать оказался министр индустрии и торговли Асет Исекешев, — это сейчас, конечно, концепция очень правильная. Потому что мы на примере энергетики видим, что у нас с регионов приходят запросы в основном на бюджетное финансирование. Поэтому расширение системы ГЧП — оно будет очень важным источником финансирования для индустриальной программы в части инфраструктуры.

После того как с подачи премьера высказались все остальные члены кабинета министров, так или иначе причастные к теме государственно-частного партнерства, подвести итог беседы решил Карим Масимов. Хотя говорил он много, основная мысль крутилась вокруг того, что акимы на местах вместо того, чтобы просить деньги в бюджете, теперь должны будут сами находить как можно больше тех, кто готов будет сотрудничать с властями на принципах ГЧП.

- Это чрезвычайной важности вопрос — развитие ГЧП, — заявил Карим Масимов. — Пред страной в целом стоят масштабные задачи по развитию экономики, главой государства они определены, поставлены, и мы задачи эти должны выполнять. Легкий и простой путь, по которому все идут, это приходят за деньгами в бюджет: давайте деньги из бюджета, нам нужно те вопросы решать, нужно эти вопросы решать. Конечно, их надо решать, но бюджет не резиновый.

Для особо непонятливых премьер повторил свой месседж еще раз:

- Так просто: вот, мы просим деньги из бюджета, а РБК не дает. Ну это простой такой ответ, — объяснил премьер. — Нет. Много ума не надо, чтобы так сказать, а чтобы что-то подумать, сконструировать и под это дело свести — это уже более высокое искусство, но мы на это все способны.

На том совещание и закончили. Вот только страшно подумать, что теперь после такой установки сверху начнется в регионах. Ладно крупные промышленные предприятия, которые если построят пару-тройку больниц, детских садов или даже дорогу в своем регионе, то не обеднеют. Но ведь власти теперь начнут «напрягать» и средний бизнес и, ссылаясь на поручение сверху, навязываться в партеры всем кому только можно.